новое издательство (novizdat) wrote,
новое издательство
novizdat

Category:

новая книга: пушкин выпуск первый

Пушкин А. С.
Сочинения / Комментированное издание под ред. Дэвида М. Бетеа
Вып. 1: Поэмы и повести. Ч. I.
М.: Новое издательство, 2007. — 248 + 400 с.

Репринтное воспроизведение последнего прижизненного издания поэм А. С. Пушкина (Поэмы и повести. СПб., 1835. Ч. I) с историко-литературным комментарием к «Руслану и Людмиле», «Кавказскому пленнику» и «Бахчисарайскому фонтану».

Комментарии составлены o_proskurin при участии therese_phil. Некоторые подробности проекта, включаю обложку, здесь: http://o-proskurin.livejournal.com/75728.html. Книга будет распространяться Университетом Висконсина (вот таким, например, образом: http://www.amazon.com/exec/obidos/ASIN/5983790110/yahoo-books-20/ref=nosim). О ее продажах в России будет (обязательно) объявлено дополнительно, примерно через три месяца. Следите за рекламой! Присоединямся к общему хору поздравлений: Олег Анатольевич, дорогая Тереза, ура и спасибо!

Два века неустанных научных трудов (часто в высшей степени достойных) не дали «идеального» собрания сочинений Пушкина. Этот том кладет начало еще одному, которое мы сами не смеем считать исключением из правила. Как видно из заглавия, это не «Полное собрание сочинений Пушкина», и мы не ставили себе целью подменить уже существующие академические издания (большое и малое) или новое издание, публикуемое Пушкинским Домом. Наши намерения скромны, хотя — в той мере, в какой выработанная нами издательская философия расходится с устоявшейся практикой, — в чем-то более честолюбивы.

Прежде всего, наше собрание включает два разряда текстов: сперва идут сочинения, имевшие прижизненную публикацию, затем — те, что были напечатаны посмертно. В репринтном воспроизведении текстов первого разряда читатель заметит расхождения, имеющиеся между прижизненными публикациями и их более привычными версиями, установленными научной традицией. Тому есть много причин: вмешательство цензуры (или самоцензуры), типографские ошибки, решение издателя. Мы не собираемся обсуждать их правомерность; наша цель — представить эти тексты в качестве «литературного факта» пушкинской эпохи. При этом мы постарались сопроводить их историко-литературным комментарием, соответствующим современному состоянию научной пушкинистики. В состав комментария входят, с одной стороны, общие очерки о творческой истории того или иного произведения, о его русском и европейском литературном контексте и конкретных литературных источниках, о восприятии пушкинского текста современниками, а с другой — построчный комментарий, выявляющий литературные и, в необходимых случаях, биографические подтексты отдельных фрагментов.

Каждое слово пушкинского корпуса текстов должно быть тщательно изучено. Это относится не только к опубликованному, но и к рукописному наследию поэта. Мы исходим из того, что текстология является основой (точнее, одной из основ) современной пушкинистики и потому должна играть существенную роль в любом серьезном издании поэта. Ни один крупный пушкинист минувших столетий не мог пройти мимо таких центральных текстологических проблем, как пушкинский почерк и орфография, черновые и беловые списки, палеонтологический анализ чернил и бумаги, историческая хронология внесенной правки. Игнорировать их невозможно, особенно в тех случаях, когда произведение (как, например, «Каменный гость», «Медный всадник» и целый ряд пушкинских стихотворений 1830-х гг.) при жизни поэта не публиковалось.

Но еще мы исходим из того, что действительность далека от идеала и расстояние между ними вряд ли внезапно сократится. Сохраняя объективность и отнюдь не умаляя достижения предшественников, задумаемся: не слишком ли много времени и сил было затрачено на выявление случаев пушкинской — политической или сугубо личной — самоцензуры, когда мы не можем точно сказать, как много и в какой именно форме он бы опубликовал, будь его воля. Внешняя и внутренняя цензура не всегда была для Пушкина враждебным фактором. И ни один самый тонкий и дотошный ученый не способен всегда безошибочно угадать, что именно поэт хотел включить в текст или, наоборот, вычеркнуть, особенно в случае посмертной публикации. В этом отношении позитивистский уклон и централизаторство советской эпистемы, несмотря на самые лучшие намерения пушкинистов, привели к своего рода грамматическому разбору творческого мышления Пушкина. Никто не спорит: нам необходима творческая история — причем, желательно, самая точная — каждого пушкинского сочинения, но если мы будем ждать полной и окончательной кодификации пушкинского корпуса и эмпирических данных и лишь тогда возьмемся за остальные части научного аппарата, то «идеальное» собрание сочинений останется достоянием утопического будущего. В какой-то момент — и, как мы полагаем, он уже наступил — в действие вступает закон целесообразности. 

Таков основной смысл нашего предприятия. «Сочинения Пушкина» — попытка, не жертвуя научной основательностью, найти равновесие между историей замысла и публикации, литературным контекстом и источниками, первоначальной рецепцией и построчным комментарием к тексту. Как уже было сказано, мы предпочли представить Пушкина в его историческом обличье, а потому предлагаем читателю репринтное воспроизведение его прижизненных изданий (естественно, это относится только к публиковавшимся произведениям). Это позволяет придать своеобразную «артефактность» оригинальным вариантам текстов, а также избежать вечной проблемы орфографии: они предстают перед нами такими, какими были до советской модернизации. Теперь, имея под рукой оба варианта правописания, читатель может сам отслеживать и оценивать степень желательности тех или иных изменений (многие из них очевидны, но отнюдь не все).

И последнее. Работа над этим изданием позволила нам отдать дань благодарности великим пушкинистам прошлого, в том числе и тем, кто пострадал за свой замысел комментированного собрания сочинений Пушкина, якобы чуждый «советскому читателю», предполагаемому адресату юбилейного издания. Наш комментарий во многом опирается на эти работы, которые, по причинам от авторов не зависящим, не дошли до печати, и продолжает то, что было ими начато (а в некоторых случаях почти доведено до завершения). Разумеется, мы по возможности постарались учесть и комментаторский материал, накопившийся в процессе научного изучения творчества Пушкина за последующие десятилетия.

Настоящее издание — в полном смысле слова «совместное». Его подготовка объединила ученых с разным культурным опытом и не во всем придерживающихся сходных взглядов. Издание осуществлено благодаря финансовой поддержке Vilas Trust и Пушкинского центра Университета Висконсин-Мэдисон. 

Дэвид Бетеа
Tags: пушкин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 21 comments